История породы Немецкая овчарка

Малый индийский волк --- Средние типы между дикой и домашней собакой --- Собака эпохи бронзы (4000 лет до н. э.) --- Хофоварт (700-200 лет назад) --- Примитивные типы немецкой овчарки --- Современная немецкая овчарка. Хофоварт - дворовая собака средневековья, широко распространенная на территории европейских государств, использовалась для охраны жилища человека, имущества и стад. Позднее основным использованием этих собак стала пастьба овечьих отар, и они получили название овчарок (в переводе с немецкого, овчарка - овечья собака, или собака, находящаяся при овцах).

Первые упоминания о немецких овчарках, как представителях примитивной породы, встречаются в алеманских законах седьмого столетья, где говорится, что человека, убившего овчарку, ждет суровое наказание. В начале ХVI века Гесснер описывает овчарок, как сильных, мужественных собак, способных защитить стадо, жилище и имущество хозяина. Отдельными любителями издавна предпринимались попытки создать культурную породу немецких пастушьих собак, выработать единые требования к особенностям экстерьера и характера, но по разным причинам они не увенчались успехом. Постепенно возрастающий спрос на пастушьих собак не только на территории Германии, но и по всей Европе способствовал значительному увеличению численности поголовья. Вместе с тем стали появляться предприимчивые заводчики, выращивающие щенков исключительно в целях продажи, мало заботясь об их качестве и единообразии типа. Однако история кинологии помнит такие имена, как Эхнерт, Ведер, Шпарвассер, Гоуманн, Вахсмут, которые на заре существования породы занимались ее разведением совсем не в коммерческих целях, и вырастили немало достойных собак. В начале ХVIII века овчарка в Германии уже была распространена повсеместно, но центрами ее разведения были округ Вюртемберга и юго-запад Тюрингии. Тюрингские овчарки были некрупные, подвижные, с небольшими стоячими ушами, преимущественно "волчьего" окраса. Хвост у них часто имел кольцевидную форму, что доставляло немало огорчений заводчикам. Вюртембергские овчарки отличались более крупным ростом, более спокойным характером, имели густую, иногда удлиненную шерсть, черный или рыжий окрас, но имели полустоячие или висячие уши, по причине чего все-таки не были так популярны, как тюрингские. В ХVIII-XIX веках большими темпами происходило количественное увеличение поголовья, тюрингские и вюртенбергские собаки скрещивались между собой, к ним приливались крови других, менее распространенных разновидностей пастушьих собак, что способствовало возникновению еще большего разнообразия типов. В 1882 году на выставке собак в Ганновере впервые были показаны две немецкие овчарки, принадлежащие егермейстеру, барону фон Книгге. Это были два кобеля светло-серого окраса - Кирас и Грейф. Через несколько лет на выставке в Нейбранденбурге появилась еще одна немецкая овчарка по кличке Мере, принадлежащая г-ну Дернбургу. Постепенно на немецких овчарок начали обращать внимание серьезные заводчики, прежде предпочитавшие заниматься разведением более престижных в то время, иностранных пород.

Прародители всех немецких овчарок - Поллукс и Прима произошли из питомника г-на Вахсмута - "Ганнау", имевшего в то время одну из лучших "псарен" в Тюрингии. От этой пары было получено 18 известных потомков - победителей выставок и состязаний. По описаниям, Поллукс был прекрасно сложенной, крупной собакой зонарно-серого окраса. Своим видом и грубой головой он напоминал волка, и по мнению отдельных специалистов "больше подходил для зоопарка, чем для пастьбы отар". Прима была в таком же типе - крупная и крепко сложенная сука. Крови питомника "Ганнау" вскоре вышли за пределы Тюрингии и владельцы вюртембергских сук начали скрещивать их с потомками Поллукса и Примы. В вюртембергский питомник "фон дер Кроне" было привезено несколько собак из Тюрингии, в числе которых был легендарный Гектор фон Лиркенхайн. Конец XIX века стал периодом массового развития культурного собаководства, применения собак в различных сферах человеческой деятельности, организации всевозможных клубов и обществ, проведения многочисленных выставок собак. 16 декабря 1891 года по инициативе графа Гана и г-на Рихельманна, впервые было организовано общество любителей немецкой овчарки под названием "Филакс" и утвержден первый стандарт на породу. Но, это общество имело исключительно коммерческие цели и возможно поэтому просуществовало недолго. Однако его создание принесло определенную пользу, обратив внимание общественности на ценные качества немецких пастушьих собак и выработав единый взгляд на породу. Г-н Рихельманн еще несколько лет продолжал возглавлять разведение немецкой овчарки в Германии и ему мы обязаны тем, что эта порода не исчезла после распада первого общества.

Незадолго до этих событий молодой офицер Макс Эмиль Фридрих фон Штефаниц возвратился в свой кавалерийский полк после окончания Берлинской ветеринарной школы. Его служба была связана с закупкой и строевой подготовкой лошадей, но собаки занимали немалую часть его души и честолюбивых помыслов. Отпрыск старинного рода, выросший в живописном имении предгорий южной Германии, где на обширных зеленых пастбищах паслись многочисленные отары овец, Штефаниц со времен далекого детства интересовался овчарками, постоянно находящимися при отарах. Он тщательно изучал их историю, особенности поведения и вынашивал заветную мечту - заняться разведением и усовершенствованием немецких пастушьих собак. Вскоре, волею судьбы, этой мечте суждено было сбыться. Дворянское происхождение и карьера офицера обеспечивали Штефаницу достойное положение в обществе, но неожиданно для всех он женился на бывшей актрисе, что в то время считалось поступком, недостойным знатного человека. Ротмистр фон Штефаниц вынужден был подать в отставку. Но, видимо, это и было событием судьбы, предопределившим создание немецкой овчарки. Несмотря на разразившийся скандал, Штефаниц не отчаивался. Он приобрел уютное имение недалеко от Графрата и поселился там со своей семьей и ближайшим другом и помощником в работе, мастером по пастьбе овец - Артуром Мейером.

Однажды, 3 апреля 1899 года, в день, который стал знаменательной датой в истории немецкой овчарки, друзья Макс фон Штефаниц и Артур Мейер, прогуливаясь по территории небольшой выставки в городе Карлсруе, увидели собаку, поразившую их своим совершенством и воплотившую в себе их многолетние творческие мечты. Заведя разговор с хозяином собаки, г-ном Эйзеленом, они узнали, что пса зовут Гектор фон Лиркенхайн, но в выставке он не участвует, а демонстрируется зрителям, как пастушья собака. Профессионально занимаясь овчарками, друзья до сих пор не встречали такого яркого их представителя. Штефаниц давно мечтал о собаке, которая могла бы послужить ориентиром в типе для всей породы и создать надежный фундамент для последующей племенной работы. Он покупает Гектора, а двумя месяцами позже, дав ему новую кличку - Хоранд фон Графрат, регистрирует в созданной им племенной книге немецкой овчарки под № 1. Так Хоранд фон Графрат становится первым, официально зарегистрированным представителем новой породы. Это была действительно выдающаяся собака своего времени. Многие авторы, не жалея эпитетов, описывали Хоранда на десятках страниц. И сам Штефаниц впоследствии никогда не усомнился в правильности своего выбора, в целесообразности того, что именно эта собака положила начало выведению немецкой овчарки.

Вскоре после этого события в Германии рождается новое общество - Союз владельцев немецкой овчарки - "Sсhаferhunde Verein" (SV), которому через столетье суждено было стать самой крупной монопородной организацией в мире. Создание общества финансировал Эрнст фон Отто, первым его президентом стал Артур Мейер. Первоначально центр общества располагался в Вандсбеке (ныне Гамбург), через год он был перемещен в Мюнхен, а позднее - в Аугсбург, где находится и поныне. С момента "открытия" Хоранда, Штефаницем и его коллегами была проделана колоссальная работа по выявлению сук, близких по типу к этому выдающемуся представителю новой породы, способных в своих потомках продолжить его линию. С этой целью было осмотрено и изучено огромное количество овчарок по всей территории Германии, проведена разъяснительная работа среди их владельцев, представляющие интерес животные были взяты под тщательную опеку. Хоранд фон Графрат оказался не только хорошей собакой, но и выдающимся отцом, давшим большое количество достойных потомков. Лучшим его сыном был Гектор фон Швабен - второй после Хоранда победитель Германии, сыновья которого - Беовульф, Пилот и Хайнц фон Штаркенбург стали основателями трех первых линий в породе. Наравне с использованием сыновей и внуков, Штефаниц долгие годы широко использовал и самого Хоранда, иногда с применением инбридингов на него и одновременно жестким отбором по типу, качеству экстерьера и характера. Очень быстро немецкая овчарка начала формироваться в направлении избранного типа, приобретая все большую популярность среди любителей породистых собак.

В 1901 году Штефаниц становится президентом созданного им Союза и руководит разведением немецкой овчарки до конца своей жизни. Знания, полученные в Берлинской ветеринарной школе, оказали ему в этом незаменимую услугу. Совместно с Артуром Мейером, который в последующие годы являлся секретарем SV, Штефаниц проделал колоссальную творческую работу. Изданный им устав общества говорит о его высоких организаторских способностях, разработанный им стандарт породы подтверждает его глубокие знания анатомии, физиологии и особенностей использования рабочей собаки, впервые проведенная под его руководством в 1899 году выставка Чемпионов с тех пор стала традиционной, а собаки, получившие высший титул Чемпиона мира, определяют направление в селекции на последующие годы. С созданием Союза Штефаниц начал упорядочивать регистрацию пометов и выдачу родословных документов, основал племенную книгу с занесением в нее лучших представителей породы. Таким образом, было положено начало чистопородному разведению немецкой овчарки через генеалогические линии. Штефанитц высоко ценил рабочие качества собак. Им было твердо определено - немецкая овчарка является рабочей собакой, и все ее качества должны быть подчинены этому назначению. От этого принципа президент Штефаниц никогда не отступал. Он быстро понял, что интеллект собаки исчезает, если она содержится в питомнике без работы.

А тем временем в Германии уменьшалось количество пастбищ, и немецкая овчарка постепенно теряла свое назначение, как пастушья собака. Штефаниц считал необходимым найти для нее другую область применения, в которой бы в полной мере раскрылись ее природные возможности, полезные для человека. В то время овчарка еще не использовалась в полиции и армии, и Штефаниц начал проводить работу в этом направлении. Члены Союза стали дарить собак представителям армии и полиции, были организованы соревнования по дрессировке с выдачей специальных призов по различным видам служб. С привлечением полиции стали проводить обязательную проверку на послушание всех немецких овчарок. Вскоре и армия, и полиция признали немецкую овчарку абсолютно пригодной для служебного использования. Начиная с 1901 года, началось ее широкое применение в органах общественной безопасности.

Через несколько лет после учреждения Союза умер Артур Мейер, и Штефаниц взял на себя еще и всю секретарскую работу. К тому времени значительно возрос объем работы созданной им организации, назревала необходимость расширения ее масштабов. Штефаниц начал организовывать филиалы SV в различных частях Германии. На протяжении тридцати шести лет он осуществлял полный контроль над этой кинологической организацией и определял все, что было связано с породой. Он являлся непререкаемым авторитетом среди заводчиков Германии. Его уважали и ценили за ум, знания, преданность своему делу, колоссальную работоспособность и умение предвидеть будущее. У Штефаница было много единомышленников, последователей, талантливых учеников. Надо сказать, что все они строго придерживались указаний своего учителя, и это создавало почву для лучшего и быстрого развития породы.

В 1903 году от Гейнца фон Штаркенбург - сына Гектора фон Швабен и Бэллы фон Швабен, был получен щенок. Когда он подрос, Штефаниц понял - вот он, идеальный представитель породы, улучшенная копия Хоранда фон Графрат, воплотивший в себе его многолетние творческие мечты. Это был Роланд фон Штаркенбург - великий исторический производитель. Появление Роланда не было случайностью, это был плод многолетней, целенаправленной работы. В настоящее время не существует немецкой овчарки, которая не имела бы в своем происхождении Роланда фон Штаркенбург.

Лучшим сыном Роланда и достойным его приемником стал Хеттель фон Уккермарк, образовавший отдельную самостоятельную линию. Хеттель был повязан с известной сукой того времени Флорой фон Веркемейер, от которой получили знаменитый помет: Белло, Бианку и Балу фон Ридикенбург - родителей многих чемпионов разных лет. От Бианки и Алекса фон Вестфаленхайм (также сына Хеттеля) родился Эрих фон Графенверт, чемпион Америки и Германии, в свою очередь давший легендарного Клодо фон Боксберг, которому суждено было в 20-е годы сыграть ту же роль в истории породы, которую сыграл Хоранд на заре ее существования.

Благодаря стараниям Штефаница, в 1923 году число членов SV достигло 57 тысяч человек. К тому времени немецкая овчарка приобрела огромную популярность, быстрыми темпами возрастал спрос на породу за пределами Германии. Это сослужило ей плохую службу: все больше появлялось недобросовестных заводчиков, разводивших собак ради наживы, которые игнорировали требования стандарта и племенного отбора. В разведении стали использоваться практически все собаки, все чаще появлялись недостатки характера, зубной системы. К тому же, со стороны дилетантов возрастала симпатия к крупным, массивным собакам. Немецкая овчарка постепенно утрачивала свои ценные породные качества. Штефаниц осознавал, что необходимо принимать срочные меры для спасения породы.

Перед открытием главной выставки Чемпионов 1925 года, проходившей во Франкфурте на Майне, Штефаниц проводит важную, для продолжения дела всей его жизни, конференцию. Ее участники - ведущие специалисты породы - выдвигают лозунг: "Назад, к стандартной немецкой овчарке!". На следующий день в открытом классе были собраны лучшие представители породы - Чемпионы Германии прошлых лет и Чемпионы других стран мира. Экспертизу проводил сам президент Штефаниц. Победителем стал легендарный Клодо фон Боксберг, своим типом, размерами, пропорциями сложения, олицетворявший идеальную немецкую овчарку того времени.

Клодо был небольшого роста, имел растянутый корпус, при прочной спине и пояснице, обладал легкими, "стелющимися" движениями. Он был выведен в инбридинге на Хеттеля фон Уккермарк и его сына Эриха фон Графенверт. Несколькими годами позже Клодо был продан в Америку, но прежде, в Германии он стал отцом большого количества высококлассных собак.

Тот период характеризуется быстрым качественным ростом немецкой овчарки на ее родине. Один за другим появляются выдающиеся производители. Наибольшее влияние на породу оказали три сына Клодо - Курт фон Герцог Хедан, Донар фон Цухтгут и Утц фон Хаус Шюттинг, положившие начало трем знаменитым линиям немецкой овчарки. Основная заслуга в улучшении породы принадлежит последнему. Утц стал Чемпионом Германии в 1929 году, а затем также был продан в США, где много использовался в разведении и демонстрировался на выставках.

Определение Клодо моделью породы носило настолько революционный характер, что 1925 год вошел в историю немецкой овчарки как рубеж между "старой кровью" (до Клодо) и "новой кровью" (после Клодо). Надо отметить, что в той ситуации заводчики Германии оказались в лучшем положении, нежели американцы или англичане, так как своевременно осознали всю опасность чрезмерной популярности породы и более дисциплинированно отнеслись к запретам и указаниям, содержащимся в лицензиях на разведение. Печальные последствия этого исторического факта известны: после семидесяти лет существования немецкой овчарки в Англии и Америке, на рубеже третьего тысячелетия, заводчикам пришлось заново начинать возрождение породы, импортируя производителей из Германии. В тридцатых годах прошлого столетия SV расширяет поле своей деятельности: во многих странах мира организуются его филиалы, растут масштабы экспорта собак, дело развития немецкой овчарки выходит на орбиту мирового масштаба. 22 апреля 1936 года , в день основания Союза умирает его президент - великий кинолог Макс Эмиль Фридрих фон Штефаниц, 36 лет жизни отдавший делу развития немецкой овчарки. Но его друзья и единомышленники продолжают его дело.

Вторая мировая война нанесла значительный урон делу развития немецкой овчарки , исчезли ведущие германские питомники, большая часть племенного поголовья была утеряна. Но благодаря верным последователям Штефаница, лучших собак, все же, удалось сохранить. На базе оставшегося материала, с помощью заветов своего учителя, заводчики взялись за восстановление породы. И послевоенный период характеризуется быстрым качественным и количественным ростом популяции немецкой овчарки в Германии.

Первая, после пятилетнего перерыва, традиционная выставка Чемпионов была проведена в 1946 году в двух региональных зонах - в Гамбурге и Мюнхене. Тогда же в целях расширения кровной базы и ориентирования заводчиков не на одного Чемпиона, а на группу лучших представителей породы, было принято решение определять, так называемый "отборный класс". В 1946 году в него впервые вошли восемь лучших немецких овчарок. В Гамбурге - Арри ф. д. Гассенквелле, Лекс ф. Пройсенблут, Харрас ф. Пиастендамм, в Мюнхене - Фолькер ф. Зонненштайн, Крало ф. Хаунштеттен, Элькенинг ф. Хольцхаймер Айхвальд, Вакер ф. Шефергрусс и Клаус ф. Хаус Верле. Именно с этих производителей и началась работа по восстановлению немецкой овчарки в послевоенной Германии.

И вновь ежегодно проводятся выставки Чемпионов, лицензионные осмотры производителей, ведутся племенные книги, издаются информационные материалы, растет количество частных питомников. Все это открывает широкую перспективу для развития породы, год от года улучшается ее качественный уровень. Основное влияние на разведение немецкой овчарки в послевоенный период оказал Лекс фон Пройсенблут. От него и Майи фон Ознабрюккер Ланд рождается выдающийся производитель, сыгравший ключевую роль в дальнейшем формировании породы - Чемпион мира 1951 года Рольф фон Оснабрюккер Ланд. Это была собака качественно нового типа, крепкого сложения, эффектного черно-рыжего окраса, с совершенными по тем временам формами и линиями. От Рольфа берут начало все современные линии немецкой овчарки, так называемого, "высокого разведения".

60-е годы прошлого столетия характерны очередным всплеском качества в развитии породы, появлением целого ряда выдающихся производителей. В то время были заложены и получили развитие четыре генеалогические линии, которые, в свою очередь, дали многочисленные ветви высококачественных потомков: линия Марко ф. Целлерланд, линия Мутца ф. Пельцтирфарм, линия Канто ф.д. Винерау и линия Кванто ф.д. Винер.

В своих истоках собаки "рабочего" разведения имеют общие корни с основным поголовьем немецкой овчарки. В 60-х годах, когда уже наметилась тенденция к разделению породы на две популяции, ни по внешнему виду, ни по родословной собаки еще невозможно было определить ее принадлежность к тому или иному направлению. Базовыми производителями, положившими начало "рабочему разведению" немецкой овчарки стали производители из популярных в то время, кровных линий, отличавшиеся сильным характером и высокими рабочими качествами. Эти качества они стабильно передавали своим потомкам, что способствовало возникновению обособленных ветвей, ориентированных исключительно на поведенческие особенности собак. Многие из них были участниками и призерами крупнейших Чемпионатов по дрессировке. Это, прежде всего, такие известные производители, как Фелло цу ден Зибен Фаулен, семь потомков которого были участниками BSP, Нико фон Хаус Бекс (3 место на BSP-1967), давший трех потомков, участников BSP, Грайф цум Ланталь - 12 потомков, участников BSP, Фрай фон дер Гугге - 8 потомков, участников BSP, Викко фон Меран (2 место на BSP-1979) - 5 потомков, участников BSP.

"Рабочая" ветвь Фелло цу ден Зибен Фаулен продолжилась через его сына Бернда фон Лирберг (29 место на BSP-1969), впоследствии давшего самостоятельную линию известного производителя Аско фон Лютер (Чемпион BSP-1996). Линия Нико фон Хаус Бек (3 место на BSP), прославилась такими известными производителями, как Ферро фон Цойтемер Химмельрайх (18 место на BSP-1987), его сын Тролль фон бесен Нахбаршафт (23 место на BSP-1990) и внук Йоши фон Делленвизе (имевший 101 место на BSP-1994, но давший 28 потомков - участников BSP). После объединения Германии в "рабочее" разведение влилась и некоторая часть поголовья разведения ГДР, прежде всего это представители линий Инго фон Рудинген и Дона фон Роландштайх.

Основанный Штефаницем "Союз владельцев немецкой овчарки" в 1975 году был разделен на два общества - то, что существовало (SV) и "Всемирный Союз владельцев немецкой овчарки" (WUSV), который объединил любителей этой породы из разных стран мира. По данным на начало 1999 года "Всемирный Союз владельцев немецкой овчарки" (WUSV) объединяет более 550 тысяч членов из 68 стран мира, причем 150 тысяч из них - члены "Союза владельцев немецкой овчарки" Германии (SV), объединенные в 2000 местных групп. В 1999 году SV отметил свое столетие. Это самая крупная кинологическая организация одной породы, входящая в структуру Международной кинологической Федерации (FCI), но имеющая самостоятельный статус, со своим уставом, правилами проведения выставок, положением по разведению и единой системой выдачи родословных.

Прогресс немецкой овчарки обеспечивает, прежде всего, строгая и целенаправленная программа разведения, разработанная в SV, включающая в себя целый комплекс мероприятий, направленных на совершенствование породы. Основу этой программы составляет Kоrung - отбор в племенное разведение, охватывающий всесторонние аспекты оценки собаки: состояние ее здоровья (проверка на дисплазию тазобедренного и локтевого суставов, тест на выносливость) и психики (проверка защитных качеств), качество экстерьера (оценка на выставках) и достоверность происхождения (обязательный анализ крови на ДНК). И, конечно же, наличие рабочего сертификата, без которого немецкая овчарка теряет свое истинное предназначение. Девиз SV, выдвинутый Штефаницем - "Немецкая овчарка, прежде всего, является рабочей собакой!" - особенно актуален в наши дни. На специализированных выставках немецкой овчарки не существует открытого класса. Собаки, достигшие двухлетнего возраста, должны иметь дрессировку. Только в этом случае они могут участвовать в выставках, экспонируясь в рабочем классе.

Выставки в системе SV являются неотъемлемой составной частью программы разведения. Главная выставка немецкой овчарки (BSZS ), на которой присуждается самый почетный титул в породе - Чемпион мира (Weltsieger) и определяется группа собак "отборного класса" (VA), ежегодно проводится в Германии и собирает большое количество участников и зрителей со всех уголков земного шара. Она служит своеобразным ориентиром для разведения, потому что участники этой выставки - в большинстве своем лучшие представители породы разных стран мира, помимо оценки экстерьера, проходят тестирование рабочих качеств и участвуют в смотре производителей, демонстрируя свое потомство, что выявляет их истинную породную ценность.

Особый расцвет породы начался с середины 80-х годов, с приходом на пост Президента SV Хермана Мартина, выдающегося знатока немецкой овчарки, заводчика, эксперта и организатора. Им была выдвинута, по сути, новая концепция разведения немецкой овчарки, олицетворением которой стал Чемпион мира 1984-85 годов, великий исторический производитель Уран фон Вильдштайгер Ланд, открывший новую эру в развитии породы. Херман Мартин провозгласил принцип: "Чемпионом не становятся внезапно, к этому званию собака должна идти в течение ряда лет, подтверждая свой высокий выставочный класс успехами на выставках, испытаниях и в разведении".

В 1904 году в Россию из Германии было привезено несколько немецких овчарок, которые использовались в русско-японской войне в качестве санитарных собак. Отправленные на фронт, они спасли там жизни десяткам наших раненых. Несколько собак появилось в Петербурге, в Риге и в Киеве, где их использовали в полицейской службе. 19 октября 1908 года в Петербурге состоялись первые Всероссийские испытания полицейских собак, организованные "Российским Обществом поощрения применения собак в полицейской и сторожевой службе". На этих испытаниях из 29 собак было 11 немецких овчарок. Отличились Вольф фон Штеркраде, Герта фон Нидерейн и Киевлянка.

Лучшими розыскными собаками в то время считались доберманы, о их способностях ходили легенды, в газетах и журналах одна за другой появлялись статьи и печатались фотографии знаменитого сыщика Трефа. Но вскоре у него появились соперники, как, например Хелли из Петербургской полиции, Гроза из Виндово-Рыбинского отделения полиции, Коррект из Владикавказской полиции. Каких либо сведений о наличии в тот период немецких овчарок в частных руках не имеется.

В 1924 году в Центральную школу собак-ищеек ОУР НКВД и в Центральную школу собаководства погранвойск ГПУ было привезено несколько больших партий немецких овчарок из Германии. Они и положили начало разведению и быстрому распространению породы среди любителей-собаководов. Разведением породистых собак в то время занимались секции кровного собаководства Всеохотсоюза, а с 1928 года - секции служебного собаководства при ОСОАВИАХИМ - предшественнике ДОСААФ.

К сожалению, качество производителей, привозимых в то время из Германии, было далеко не лучшим. Вот что писал по этому поводу известный советский кинолог Александр Павлович Мазовер в своей книге "Экстерьер и породы служебных собак" в 1947 году: "Все наши современные немецкие овчарки произошли от небольшой группы импортных производителей, привозимых в период 1924-1936 годов. Ввезенный материал был весьма различен по своим качествам, подбирался без всякого плана и системы и представлял собой случайно подобранную группу собак, без всякого учета их разведения в СССР. Дальнейшая работа в течении ряда лет велась беспланово".

К сожалению, период массового завоза производителей в нашу страну совпал с периодом революционных изменений в разведении немецкой овчарки на ее родине. И это имело весьма негативные последствия. Анализ родословных привезенных в то время производителей показывает, что все они происходили из линий и семейств, подвергавшихся критике Максом фон Штефаницем, и все в той или иной степени имели отклонения от желательного типа. Это были собаки нестандартно-крупного роста, осветленного окраса, с примитивными экстерьерными формами. Многие из них имели нарушения психики, проявлявшиеся в трусливом или излишне агрессивном поведении. Таким образом, изначально использование низкокачественных производителей и дальнейшее бессистемное разведение породы внутри себя привело к тому, что собаки нашей популяции со временем стали значительно отличаться от своих западных сородичей.

Во время Великой Отечественной войны большая часть и этого поголовья была утеряна, а новый завоз производителей из Германии в силу политических и экономических причин оказался невозможен. Поэтому, в разведении продолжали использоваться практически все собаки, мало-мальски похожие на овчарок, в том числе и трофейные, не имеющие достоверного происхождения. Начавшаяся в послевоенные годы, активная деятельность советских кинологов по выведению новых пород, предназначавшихся для Советской Армии, также сыграла определенную роль в истории нашей овчарки. Последствия этих экспериментов, проводимых по государственному заказу в ведомственных питомниках, известны: из десятка задуманных пород состоялся только русский черный терьер. Прочая многотысячная "армия" невостребованных метисов в течение многих лет оседала в руках частных любителей и ведомственных питомниках, и часть ее, несомненно, обратным потоком влилась в исходные породы. Не исключением оказалась и немецкая овчарка, которая широко применялась для выведения московского дога, водолаза, "усовершенствования" некоторых пород ездовых лаек. И без того катастрофическое положение дел с породой усугубило принятие Федерацией служебного собаководства СССР ряда постановлений. Так, в 1946 году, когда стало известно, что некоторые ведущие производители являются крипторхами (в то время проверка на крипторхизм на выставках не проводилась), на заседании племенной комиссии было принято решение - не считать крипторхизм пороком. Это постановление имело силу до 1968 года.

Такое же отношение было и к неполнозубности - вплоть до 1974 года комплектность зубов у собак попросту не учитывалось. Появление в породе нестандартных окрасов (палевого, тигрового и белого), обусловленных бесконтрольной метизацией, было узаконено в стандарте, действовавшим до 1974 года.

До 1989 года границы стандартного роста немецкой (восточно-европейской) овчарки предусматривались в пределах 61-66 см для сук, 65-70 см для кобелей, с допустимым отклонением до 72 см!

Плачевными последствиями обернулась попытка внести в сферу собаководства политические мотивы. Переименование в 1946 году породы в восточно-европейскую овчарку и объявление ее самостоятельной породой, еще дальше увело ее от стандарта и типа, принятого, как международный.

Восточно-европейские овчарки отличались очень крупным ростом и, как следствие - нарушением общих пропорций сложения, недостаточно развитым костяком, светлым окрасом, слабостью связок, укороченностью рычагов, излишней длинной поясницы и отсутствием баланса в движении. По сути дела, это была вырождающаяся популяция немецкой овчарки, а отнюдь, не новая самостоятельная порода, каковой ее пытались представить.

Такое положение дел не устраивало многих любителей породы, и они пытались найти выход из создавшейся ситуации. Трудности, вызванные противоборством официальных инстанций с энтузиастами немецкой овчарки, усугублялись еще и отсутствием информации о работе с породой в странах Запада, невозможностью импорта собак из Германии. Работа по возрождению немецкой овчарки велась исключительно силами энтузиастов, так как руководящие кинологические органы бывшего СССР твердо стояли на позиции приоритета "отечественного" типа собак этой породы. Всякая инициатива по импорту и пропаганде немецких овчарок "западного" типа расценивалась в то время почти как антигосударственная деятельность.

Но отдельные немецкие овчарки, все же, случайно попадали в нашу страну. Это были собаки разного качества, в основном купленные по случаю и привезенные людьми, работавшими за границей, не преследовавшими целей разведения. Зачастую эти собаки даже не попадали в поле зрения специалистов. Многие из них так и остались неизвестными. Но и те, которых мы знаем, "растворились" в море популярной в то время восточно-европейской овчарки. Пожалуй, лишь три производителя, благодаря удачному стечению обстоятельств, вошли в историю породы нашей страны. Это - Олаф ф. Адлергешталь (владелец - Паладичев, г. Днепропетровск), Бери ф. Глюккеншпиль (владелец - Клюев, г. Днепропетровск) и Гектор ф. д. дойче Фольксполицай (владелец - Артемьев, г. Москва), привезенные из ГДР в конце 60-х годов. Олаф и Бери, находясь в Днепропетровском клубе, использовались преимущественно в Украине. От нескольких вязок с суками германского происхождения они дали качественное по тем временам потомство, положив начало разведению немецкой овчарки в нашей стране. Гектор жил в Москве и, скорее всего, его постигла бы участь большинства импортированных собак, безвестно "канувших в лету", если бы с ним не была повязана днепропетровская сука - Мирта (владелец - Дисковская). От этой вязки родился кобель, сыгравший колоссальную роль в разведении немецкой овчарки СССР в период 70-х годов. Это был знаменитый Каро (владелец - Чедлеев, г. Днепропетровск) - победитель Днепропетровской выставки 1971 года, который пользовался неслыханной популярностью у заводчиков и за свою долгую жизнь оставил огромное количество потомков. Наиболее известные из них - Кончак (владелец - Ярмак, г. Харьков), Ян-Эмир (владелец - Евдокимов, г. Днепропетровск), Джин (владелец - Корнюк, г. Днепропетровск), Кайра (владелец - Романюк, г. Днепропетровск), Айна (владелец - Добролюбова, г. Днепропетровск), Джина (владелец - Чернявский, г. Днепропетровск) - впоследствии не раз становились победителями выставок и широко использовались в разведении разных клубов.

Инициаторами движения в защиту немецкой овчарки в СССР стали известные кинологи, эксперты Всесоюзной категории, истинные энтузиасты породы - Евгений Яковлевич Степанов и Елена Николаевна Орловская (г. Москва). Сейчас мало кто из нового поколения собаководов помнит этих людей. Но именно им мы обязаны тем, что немецкая овчарка пришла в нашу страну. За свои начинания Е.Я. Степанов и Е.Н. Орловская, решением Федерации служебного собаководства СССР, в 1974 году были дисквалифицированы как эксперты и отстранены от какой-либо кинологической деятельности. Но, у них осталось много последователей, которые работали исключительно на своем энтузиазме и любви к породе. Первыми полулегальными центрами по разведению немецкой овчарки международного типа стали Днепропетровский и Черкасский клубы в Украине, Горьковский, Волгоградский и Казанский клубы в Российской Федерации. Позднее это движение захватило и другие регионы. Традицией стало проведение в городе Днепропетровске, как одном из первых центров разведения немецкой овчарки, крупных специализированных выставок. Ежегодно со всех уголков Советского Союза на Днепропетровскую выставку съезжались любители этой породы, привозили показать лучших собак, обменяться новой информацией, опытом работы.

К началу 70-х годов появляется возможность импорта немецких овчарок из ГДР. В восточной Германии, также долгое время находившейся в изоляции, к тому времени сформировался обособленный тип овчарки, характеризующийся небольшим ростом, крепким сложением, темным окрасом, рельефной выразительной головой, но вместе с тем и комплексом анатомических недостатков, таких, как укороченность грудной клетки, крупа, плеча. Тем не менее, эти собаки выгодно отличались от восточно-европейских овчарок, превосходя их по многим показателям. Главное - они были более темпераментны и работоспособны. За неимением других возможностей, все социалистические страны были ориентированы тогда на тип немецкой овчарки ГДР-овского разведения.

В начале 70-х годов в Москву был привезен очень интересный кобель - Акбар ф. Абендротгротте (владелец - Каменков) - сын победителя ГДР Гайера ф. Барутер Ланд, инбредный в степени 3-3 на Гундо ф. Штольпер Ланд - основателя одной из прогрессирующих в то время линий ГДР. Акбар стал победителем Днепропетровской выставки 1975 года, и позднее широко использовался на поголовье многих клубов Союза. Лучшие его дети - Гринта (владелец - Костенко, г. Днепропетровск), Грона (владелец - Сокрутенко, г. Днепропетровск), Граф (владелец - Сидоренко, г. Днепропетровск), Нега (владелец - Штандаров, г. Днепропетровск), опять же, были получены от днепропетровских сук. Одним из лучших ГДР-овских кобелей того времени, несомненно, был Бонго ф. Трайфельсберг (владелец - Королев, г. Москва). К сожалению, он никогда не выставлялся на выставках, хотя в качестве экстерьера и яркости типа ему не было равных. Он обладал интенсивным темно-серым окрасом, объемной выразительной головой и хорошими пропорциями корпуса. Кроме того, Бонго был ценен своим происхождением, крепкой психикой и прекрасными рабочими качествами. Диплом по дрессировке высшей степени был получен им в ГДР. Бонго проявил себя и как выдающийся производитель, несмотря на то, что использование его было ограниченным, и количество полученных от него щенков весьма невелико. Лучшие его потомки - Лобо (владелец - Игнатов, г. Луганск) и Лотта (владелец - Архангельская, г. Луганск) внесли существенный вклад в развитие немецкой овчарки нашей страны.

Особое слово следует сказать об известном производителе - Гундо ф. Хаус Крюгер (владелец - Цируле, г. Рига). Так случилось, что долгое время о нем ничего не знали, и он практически не имел использования, за исключением нескольких, повязанных с ним прибалтийских сук. И только, когда на крупных выставках случайно стали появляться его дети, определенно заслуживающие внимание, Гундо вызвал интерес к себе разведенцев. Пик его племенного использования пришелся уже на преклонный возраст. Он отличался незаурядным экстерьером и был очень препотентен в передаче своего типа детям. Несмотря на то, что некоторые его потомки отличались излишней сухостью, в целом они были довольно высокого качества. Лучшим его сыном и достойным продолжателем стал Фокс (владелец - Поповский, г. Одесса) - победитель Днепропетровской выставки 1983 года. Несомненно, выдающейся собакой того времени был Цезарь ф. Марморпалайс (владелец - Туркина, г. Пенза). Кобель разведения ГДР, инбредный на известную производительницу тех лет Лесси ф. Шлосс Цецилия в степени 2-2. В Днепропетровске в 1977 году он занял третье место в старшем классе, уступив сыновьям Каро - Кончаку (владелец - Ермак, г. Харьков) и Ян-Эмиру (владелец - Евдокимов, г. Днепропетровск).

Значительное влияние на разведение немецкой овчарки того периода оказали Фальк ф. д. Шлоссгротте (владелец - Церпинская, г. Москва), Хайнер ф. Глокенэкк (владелец - Желудько, г. Донецк), Эро ф .Виндбург (владелец - Иванова, г. Минск), Альф ф. Хассельгрунд (владелец - Пименов, г.Киев), Боб ф. Кайзертрутц (владелец - Петренко, г. Днепропетровск), Немо ф. Шлосс Цецилия (владелец - Гончар, г. Днепропетровск), Дольф ф. д. Нордштрассе (владелец - Еричев, г. Ленинград). Период 70-х годов стал первым этапом разведения немецкой овчарки в нашей стране и вошел в историю как "период Каро". Появление Каро - эффектного, ярко окрашенного кобеля с крепким костяком и выразительной головой, было воспринято разведенцами как качественно новый этап в работе с породой, с последующей ориентацией на его тип. А вместе с тем, Каро не был лишен недостатков, характерных для собак того времени - удлиненной поясницы, слабой спины, коротковатого бедра и лопатки. Он широко использовался в разведении многих клубов, стабильно наследуя свой тип со всеми, присущими ему как положительными, так и отрицательными качествами. Вероятно, ориентация на модель Каро была первой и, к сожалению, не единственной ошибкой в разведении немецкой овчарки нашей страны. Ведь уже в то время в Советском Союзе стали появляться первые представители западногерманского типа, имеющие более современное происхождение и более совершенные конструктивные черты. К сожалению, использовались эти собаки непростительно мало и их влияние на породу оказалось незначительным. Разведенцам, настроенным на модель Каро потребовались годы, чтобы оценить их преимущества. Одной из первых таких собак был вывозной из Финляндии Суойан Цорро (владелец - Пучковская, г. Ленинград). Он жил и использовался в Ленинграде на местном поголовье восточноевропейских овчарок. Являясь правнуком Чемпиона Швеции Дорна ф. Зибенфаулен по отцу и правнуком Чемпиона Финляндии Удо ф. Майстерберг по матери, он нес в себе крови западногерманских собак. К сожалению, сук немецкого происхождения с ним не вязали, и он оказался безвозвратно потерянным для породы.

Особое слово следует сказать о Маркусе ф. Зандеснебен. С именем этой собаки, определенно, связаны самые большие наши потери. Маркус был единственным на то время представителем породы, привезенным непосредственно из ФРГ, имел в своей родословной лучшие западногерманские крови, являясь внуком Клодо а. д. Эромитенклаузе, обладал желательным типом современной немецкой овчарки, отличными экстерьерными и рабочими качествами, высокой препотентностью в передаче этих качеств потомству. Он принадлежал известному скрипачу Давиду Ойстраху, и вполне объяснимо, что владелец его был далек от проблем собаководства. Маркус никогда и нигде не выставлялся и за всю свою жизнь повязал, едва ли, десяток сук. Можно только предполагать с какими трудностями пришлось столкнуться их владельцам, чтобы попасть на подмосковную дачу великого скрипача, где содержалась его любимая собака. Остается лишь сожалеть о том, что использование Маркуса было столь недоступным, и он не дал породе то, что должен был дать. Но и среди небольшого количества его детей были прекрасные собаки, такие, как Кальмар (владелец - Пронин, г. Днепропетровск), Кадет (владелец - Гомельский, г. Днепропетровск), Крона (владелец - Сорина, г. Днепропетровск).

А тем временем в ГДР стала отчетливо намечаться тенденция к изменению типа немецкой овчарки в сторону общей облегченности и укорочености формата . Сказывалось влияние популярных производителей "новой волны" - Фреда ф. Фалькенбрух, Экса ф. Ридштерн, Ксито ф. Барутер Ланд, на которых была заинбридирована большая часть поголовья немецких овчарок ГДР того времени. Лучшие их потомки - Оле ф. Рундек, Медиче ф. д. Пельцмюлле, Энцио ф. Беренер Хее, Бодо ф. Грефенталь, Грант ф. Риттерберг также не отличались калибром и форматом. Они, бесспорно, имели преимущества перед своими предшественниками, выраженные в большей высокопередости, прочности верха, высоком темпераменте, благодаря чему находили немало поклонников среди любителей породы. Но постепенно утрачивались другие, не менее ценные качества - сила костяка, глубина и длина корпуса.

Начало 80-х годов стало переломным периодом в разведении немецкой овчарки социалистических стран. Первыми от использования собак ГДР-овского типа отказались собаководы Венгрии, вскоре к ним присоединились чехи и поляки. Сложнее и болезненнее этот процесс происходил в восточной Германии. И хотя, берлинская стена еще не была разрушена, а национальные традиции оставались довольно сильными, в ГДР стали появляться собаки западногерманского типа и происхождения. Первые такие собаки попадали туда из Польши и Чехословакии. Самые прогрессивные заводчики ГДР старались вязать своих сук с западногерманскими производителями, находящимися в этих странах. В 1986 году победителем ГДР становится Ольф ф. Фюрштендамм - кобель западногерманского типа, через своего чешского отца - Энно з. Иглова, несущий крови ФРГ. В течение двух последующих лет он уверенно повторяет свой успех на главной выставке немецкой овчарки ГДР и, кроме того, получает титул лучшего производителя года. Таким образом, в ГДР окончательно и бесповоротно намечается курс на разведение немецкой овчарки западногерманского типа. Со сменой поголовья, в социалистических странах остро встала проблема сбыта собак ГДР-овского разведения, и поскольку до нас эта "волна" еще не докатилась, огромным рынком сбыта оказался Советский Союз. Никакой период в разведении немецкой овчарки в нашей стране не сравнится по интенсивности импорта собак с периодом 1982-1986 годов. По самым скромным подсчетам в то время из-за границы привозилось по одной собаке в день. Многие эти собаки еще недавно имели у себя на родине высокие титулы и оценки, широко использовались в разведении. Постепенное падение спроса на собак ГДР привело к значительному снижению цен, и их приобретение стало доступным для наших собаководов. Одним из первых таких производителей стал Блек ф. Гамзеталь (владелец - Лямец, г. Днепропетровск) - победитель Днепропетровской выставки 1982 года. Это был крупный, эффектный, чисто черный кобель с хорошим анатомическим сложением. Он происходил от известного ГДР-овского производителя Корнетта ф. Баскафилл, наследовал его тип, и пользовался большой популярностью среди заводчиков. С ним было повязано большое количество сук и получено многочисленное и довольно качественное потомство. В тот период из ГДР были привезены такие известные производители, как Хауг ф. Трафальга и Фокс ф.д. Цвай Штайнен (владелец - Кацнельсон, г. Днепропетровск), Херос ф. Андерсхофер Уфер (владелец - Александрова, г. Ленинград), Затан ф. Калькбрух (владелец - Пашкин, г. Горький), Ефф ф. д. Блауен Моденезер (владелец - Иванов, г. Симферополь), Цойс ф. д. Ляйнеквелле (владелец - Лапин, г. Белгород-Днестровский), Херос ф. Андерсхофер Уфер (владелец - Александрова, г. Ленинград), Азан ф. Хаус Визель (владелец - Соболева, г. Москва), Бак ф. Грефенталь (владелец - Ульянова, г. Горький), Инго ф. Кеммлербликк (владелец - Кутявин, г. Ульяновск) и многие другие. Но выставочный триумф этих собак был недолгим. Вслед за ними в СССР начали появляться собаки западногерманского типа и происхождения. На первых порах все они были продуктом разведения заводчиков Венгрии, Чехословакии и Польши, но в ближайших генерациях восходили к западногерманским собакам. Их преимущество было бесспорно, и обеспечивало большое будущее в развитии породы. Отличительными особенностями собак западногерманского происхождения являлись: природная прочность корпуса, более сформированные рычаги, лучшая сбалансированность движений.

К концу 80-х годов поголовье собак западногерманского типа заметно увеличилось, постепенно улучшалось их качество. По-прежнему большинство производителей в нашу страну привозилось через западную Украину. К тому времени в Ужгороде уже существовало около десятка частных питомников немецкой овчарки. Это - "Унгвари Стар" (владелец - Пустогородский, Малий), "Олтенгази" (владелец - Токар), "Сальве" (владелец - Гончаренко), "Доминго Кеннел" (владелец - Шалата), "Унгвари'ш" (владелец - Шавандин), "Миноихаз" (владелец - Кутявин), "Пьетрос" (владелец - Бабиченко), "Империал" (владелец - Гутлебет), "Берегсаси" (владелец - Левринц), "Санторен" (владелец - Пухова). В этих питомниках было сосредоточено лучшее поголовье сук нашей страны, там рождались лучшие щенки немецкой овчарки. Несколько десятков ужгородских производителей широко использовались в разведении и выигрывали крупнейшие специализированные выставки породы

 

Приглашаем посетить

Контакт